На чём держится «Пятая колонна»?


Мы довольно часто встречаем это понятие в СМИ. Интуитивно понятно, что речь идет о чем-то (или о ком-то) негативном — но о чем или о ком именно?

Термин принято изначально связывать с временами гражданской войны в Испании. Националисты — войска генерала Франко — планировали начать штурм столицы государства — Мадрида, который контролировался республиканскими войсками.

15 октября 1936 года по радио было передано обращение генерала Эмилио Мола, командовавшего армией франкистов. Он заявил, что, помимо имеющихся в его распоряжении четырех армейских колонн, в самом городе действует еще одна, которая выступит в нужный момент. 

«Седьмого ноября я выпью кофе на Гран Виа... Четыре колонны — со мной, а пятая — в Мадриде»


Генерал Эмилио Мола, 15 октября 1936 г.

К слову, доподлинно не известно, была ли в реальности «пятая колонна» в распоряжении Мола. Войска франкистов тогда подошли близко к Мадриду, но сил, вооружений и горючего у них было значительно меньше, чем у республиканцев. Поэтому штурмовать столицу националисты не решились.

Однако термин быстро распространился по Испании и в тех или иных вариациях проник в другие государства. К примеру, перед и во время Второй мировой войны 1939–1945 годов «пятой колонной» обозначали нацистскую агентуру в различных странах, помогавшую захвату этих стран немецкими войсками.

Значение же понятия в современной российской действительности можно сформулировать так: 

«пятая колонна» — это внутренний противник; граждане страны, которые действуют против властей своего государства в интересах третьей стороны. Это не оппозиция — люди с иным мнением по тому или иному политическому вопросу, это именно те, кто так или иначе, по идеологическим, личным или финансовым причинам работают на продвижение позиции чужого государства внутри своего.

В России о «пятой колонне» активно заговорили, в частности, в 2014 году. Сначала об этом явлении упомянул президент государства Владимир Путин. Во время своего выступления он заявил: 

«Некоторые западные политики уже стращают нас не только санкциями, но и перспективой обострения внутренних проблем. Хотелось бы знать, что они имеют в виду: действия некоей пятой колонны — разного рода “национал-предателей” — или рассчитывают, что смогут ухудшить социально-экономическое положение России и тем самым спровоцировать недовольство людей? Рассматриваем подобные заявления как безответственные и явно агрессивные и будем соответствующим образом на это реагировать».


Президент России Владимир Путин, 2014 г.

Через несколько месяцев, во время «большой пресс-конференции», президента спросили, кого именно он имел в виду, говоря о «национал-предателях». «Грань между оппозиционерами и “пятой колонной” внутренняя, ее трудно увидеть внешне. В чем она заключается? Оппозиционер, даже очень жесткий, в конечном итоге до конца борется за интересы своей родины, а “пятая колонна” — это так, те люди, которые исполняют то, что продиктовано интересами другого государства, и их используют в качестве инструмента для достижения чуждых нам политических целей», — заявил тогда глава государства.

По материалам: «Аргументы и факты»


Написать нам