Импортозамещение, которое нам необходимо


Об импортозамещении в России активно заговорили в 2014 году, в связи с экономическими санкциями, введенными западными странами. Однако на самом деле импортозамещение — тенденция, характерная для любой развитой экономики. Любое государство должно в меру своих сил и возможностей защищать отечественного производителя. Что говорили об импортозамещении классики и что говорят о современности эксперты, чиновники и сами предприниматели, включившиеся в процесс?

«В 40-х годах (1840-е. — Прим. ред.) по европейской границе ввозилось товаров на 60–70 млн руб., в 70-х годах стали ввозить на 400–500 млн руб.; разность зависела не от умножения роскоши, а преимущественно от огромного спроса на товары, подобные каменному углю, рельсам и хлопку, которые сама Россия может добывать не только про свои, но и про чужие потребности, хотя для этого должна напрячь много новых усилий и найти новые большие капиталы, да и может, как всегда бывает при начале, доставить в первое время только по дорогой цене. <…> [Покровительственные начала] основываются на желании ускорить вступление в круг промышленных стран населеннейших частей России, особо нуждающихся в усилении дополнительных заработков. Земли еще много, весь народ сам по себе земледельческий, хлеб он производить не бросит, как никто не бросает, развивая промышленность, природных же запасов всякого рода, нужных для промышленного развития, начиная с руд и угля — край едва у нас почат. Но к их переделке народ не готовился и его можно привлечь к этому свободному делу не иначе как путем предоставления ему соответственных заработков и выгод. Путь этот не нов в истории, испытан повсюду и везде действовал однородно».


Русский ученый-энциклопедист Дмитрий Иванович Менделеев, «О покровительственной системе» (письмо Николаю II), 1897 г.

«Не находя внешних рынков для своих произведений, дворянство постаралось разрешить обратную задачу, а именно — приблизить к себе рынки; оно устроило фабрики в своих имениях. Вследствие спроса на тонкую шерсть со стороны вновь возникших шерстяных фабрик начало быстро улучшаться овцеводство страны. Заграничная торговля вместо того, чтобы уменьшиться, возросла, в особенности же торговля с Персией, Китаем и другими соседними странами Азии. Торговые кризисы совершенно прекратились, и достаточно лишь посмотреть последние отчеты русского министерства финансов, чтобы убедиться, что Россия благодаря этой системе достигла высокой степени благосостояния и что она гигантскими шагами подвигается по пути национального богатства и могущества. Нет смысла в том, что в Германии хотят умерить эти успехи и жалуются на те убытки, которые были причинены русской системой северо-восточным провинциям Германии. Всякая нация, как и всякий человек, не имеет более дорогих интересов, как свои собственные. России нечего заботиться о благосостоянии Германии. Пусть Германия занимается Германией, а Россия — Россией. Вместо того чтобы жаловаться, надеяться и ждать Мессию будущей свободы торговли, было бы гораздо лучше бросить космополитические системы в огонь и поучиться на примере России».


Немецкий экономист, критик и публицист Фридрих Лист, книга «Национальная система политической экономии», 1841 г.

«У нас есть отрасли, где зависимость от импорта минимальна. Их немного, но они есть. Это в том числе транспортное машиностроение, доля импорта здесь всего 3%. Всего 3%, обращаю внимание. Ряд отраслей показал лучшие значения, чем это было предусмотрено планом содействия импортозамещению в промышленности. <…> Например, в качестве важной отрасли назову нефтегазовое машиностроение: план по импортным поставкам был в районе 56%, сейчас это 45,5%. В радиоэлектронной промышленности план 69%, а реальные значения поставок по импорту — 54%. То есть кое-где мы движемся даже быстрее в смысле импортозамещения, чем планировалось в наших документах».


Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, 2016 г. Заседание Правительственной комиссии по импортозамещению

«Не могу не упомянуть достижения наших аграриев. Импорт продовольственных товаров и сельхозсырья за три года снизился более чем в полтора раза — точнее, в 1,7 раза, — в том числе в результате решений, которые были приняты, — как административных, так и экономических, включая, конечно, и запрет на поставки из отдельных стран, это тоже свою лепту внесло. За счет продуманной государственной политики удалось нарастить производство собственной сельхозпродукции. <…> В прошлом году прирост производства составил почти 5%, а индекс производства пищевых продуктов, включая напитки, — 2,6%. И мы действительно обеспечиваем себя сегодня очень важными составляющими в рамках программы продовольственной безопасности».


Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, 2016 г. Заседание Правительственной комиссии по импортозамещению

«Отечественные сельхозпроизводители получили карт-бланш после ограничения доступа импортных продуктов на наш рынок. Это открыло "окно возможностей" для отрасли. Рынок не терпит пустоты, поэтому место импортеров заняли отечественные сельхозпроизводители. На российской полке стали доминировать отечественные продукты питания, а поставки импортного продовольствия сократились почти в 2 раза за 3 года: с 43 до 25 млрд долларов в 2016 году».


Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев, 2017 г. Информационное Агентство RNS

«Мелким фермам сложно получить кредит и государственные субсидии, их, как правило, выдают крупным агрохолдингам. Мой приятель, который занимается сельским хозяйством в Германии, рассказал, что у него кредитная ставка — 1,5 процента, и это для него дорого! Пока мы не решим эту проблему, будет сложно конкурировать с немецкими фермерами. У нас много земли, но нужны огромные инвестиции. <…> Мы с другими фермерами просим не отменять санкции. Многие сейчас берут кредиты, составляют бизнес-планы. Все проекты заточены под то, что санкции продлятся. Многие нас критикуют, говорят, что производство молока в России не растет, но ведь сразу все не получится. Ты только год оформляешь землю, еще один год строишься, два — запускаешься. Нужно около пяти лет. Сломать быстро, а восстанавливать долго и сложно. <…> Я хочу возродить традиции российского сыроделия. По этой причине буду строить музей. Мало кто знает, что сто лет назад Российская империя экспортировала сыр "Чеддер" в Англию, "Эмменталь" в Швейцарию и "Тильзитер" в Германию. Говорить, что у нас по природным условиям нельзя производить сыры, — это глупо. Российская империя экспортировала 20 тысяч тонн продукта в год! Сейчас культура производства утрачена. XX век для нашей страны был трагичным».


Олег Сирота, предприниматель, основатель сыроварни «Русский пармезан», РИА «Новости»


Написать нам