9 карточек

Как санкции отражаются на экономике России

 

Президент России Владимир Путин, 12 октября 2016 г. Lenta.ru

«Мы часто повторяем уже как мантру, что пресловутые санкции на нас не очень-то и влияют. Влияют. И прежде всего угрозу я вижу в ограничении передачи технологий. Это, кстати говоря, наносит ущерб не только российской экономике, а мировой экономике в целом, потому что российская экономика, безусловно, является важным сектором и общемировой экономики»

Замглавы Министерства обороны РФ Александр Фомин, 24 августа 2017 г. РИА «Новости»

«Нельзя отрицать негативного воздействия санкций. Не секрет, что мир сейчас и уровень глобализации достаточно высок — и, конечно же, в том числе и проработка и производство оружия используется по требованию в основном иностранных заказчиков, и иностранные комплектующие, и элементы отдельные. В этом смысле, конечно же, воздействие санкций негативное, оно существует».

Губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, 29 сентября 2017 г. РИА «Новости»

«Город развивается без оглядки на санкции. Растет экономическая активность хозяйствующих субъектов, объем бюджетных и не бюджетных инвестиций. Это видно и по налоговым отчислениям, занятости, росту средней заработной платы. Санкциям не по силам остановить экономический рост Севастополя».

Эльвира Набиуллина, глава ЦБ РФ, 9 июня 2017 г. Известия

«В причинах спада, да, есть определенная роль санкций, но, наш взгляд, этот эффект сильно преувеличен, сейчас он практически сошел на нет».

Василий Солодков, директор банковского института Высшей школы экономики, 22 июня 2015 г. Сноб

«Санкции Евросоюза в первую очередь отразились на ресурсах нашей банковской системы: мы больше не можем занимать средства за рубежом, а ставка на Китай — если помните, нам говорили, что Китай заменит ЕС, — не оправдалась. Наоборот, Китай сегодня во многом следует тем санкциям, которые Европа наложила на Россию. В результате в банках лежит значительное количество средств ЦБ, и мы наблюдаем большую волатильность курса рубля по отношению к другим валютам».

Максим Орешкин, глава Минэкономразвития России, 26 июля 2017 г. Ведомости

«На самом деле, макроэкономическая политика у нас выстроена таким образом, чтобы внешние шоки, связанные с санкциями, оказывали не очень серьезное влияние на российскую экономику. Поэтому надо решать свои собственные проблемы, смотреть на то, что у нас происходит и как развиваются наши предприятия, максимально стараться им помогать, и только вместе будем добиваться успехов, и санкции нам будут нипочем».

Премьер-министр России Дмитрий Медведев, 30 августа 2017 г. Russia Today

«Несмотря на внешнее давление и санкции, жесткие ограничения по капиталам, технологическому компоненту, наша экономика в целом адаптировалась к новым реалиям, перешла к росту».

Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, 4 сентября 2017 г. Russia Today

«По моей оценке, в конечном итоге американские санкции приносят больше вреда Европе, чем России, в том числе из-за наших контрсанкций, из-за которых европейская экономика несет большие издержки. Мы этому не рады, но нам пришлось реагировать, и Европа от этого страдает. И США вместе с некоторыми своими партнерами вносят таким образом отнюдь не положительный вклад в рост глобальной экономики»

Бывший министр финансов России Алексей Кудрин, 26 сентября 2017 г. Росбалт

«Теперь не только американские компании и банки не имеют права кооперации с нашими санкционными предприятиями. Новый американский закон определил, что любое предприятие и банк в мире, если оно будет взаимодействовать с санкционным предприятием, может подвергнуться санкциям США. <…> Поэтому многие мировые компании ограничат взаимодействие с нашими компаниями. Мы это почувствуем уже в ближайшее время, поскольку само вступление в силу этих норм начинается только в конце сентября — октябре. И мы пока не видели, как это будет работать, и в течение нескольких месяцев, может быть, будет расширяться список тех компаний, которые американцы будут вносить в санкционный список».